Лидер Российского рынка медиаизмерений
РУС ENG

Газеты станут элитными СМИ

День российской печати — это не только повод, чтобы повеселиться, но и повод для того, чтобы приостановиться и подумать: кто мы, верной ли дорогой идём, правильно ли развиваемся? И мы решили спросить об этом у своих коллег из самых разных СМИ. Начнём с главного:

Какой станет печатная пресса в век информационных технологий?

  • Ли Чанцзян, заместитель главного редактора газеты «Хэйлунцзянская экономика» (Китай):

— Появление новых медийных технологий обязательно приносит неприятности традиционным СМИ. Но газета не умрёт. Она научится сосуществовать с современными блогами и электронными СМИ, просто пойдёт по другому пути развития. Мы считаем, что в будущем печатная газета станет элитным СМИ. Телевидение — более развлекательным, радиовещание — менее массовым (останется для узкой аудитории). Интернет найдёт свой режим рентабельности. В информационную эпоху сама по себе информация больше не является дефицитным ресурсом. Сейчас в дефиците идея и мысль. В будущем газета больше не станет распространять оперативные факты, она сосредоточится на их глубокой переработке, объяснении, анализе. Газета будет максимально сокращать расстояние между читателем и истиной. Печатные газеты, как и другие бумажные издания — журналы и книги — также будут стабильно развиваться в будущем. Это традиция человечества — унаследовать историю по книгам.

  • Иннокентий Шеремет, генеральный директор Телевизионного агентства Урала:

— Печатная пресса жить будет. Но с огромным трудом. С невероятными усилиями выживут очень немногие — вот, например, у «Областной газеты» это может получиться. А вот у других… Шансов почти нет. Лет через семь-десять для большинства бумажных газет наступит полный коллапс. Но у газет есть отличный шанс выжить — уйти в интернет. Просто так в интернете ничего не получится: очень многим придётся очень сильно изменить своё содержание и стиль подачи материала.

  • Дмитрий Колезев, заместитель шеф-редактора «Znak.com» (Екатеринбург):

— Думаю, газета на бумажном носителе будет существовать только в виде нишевого явления (в перспективе на 10–15 лет).

  • Дмитрий Сивков, редактор газеты «Шалинский вестник» (Шаля):

— Печатная пресса будет жить, я уверен, дольше 2030 года, обозначенного господином Мирошниченко в его наделавшей много шума книге «Когда умрут газеты». Агонию традиционных СМИ он предрекал уже к этому — 2017 году. А ещё я уверен, что последними со сцены сойдут районки…

  • Павел Шабельников, издатель и главный редактор газеты «Золотая горка» (Берёзовский):

— Печатная пресса на уровне малых городов трансформируется из источника новостей в иное качество — читатель местной газеты приобретает статус принадлежности к своему городу, местному сообществу. Печатная газета — это публичный знак, своеобразный паспорт такой принадлежности. Его не заменят никакие сайты, но при одном условии: газета должна сформировать и поддерживать такое сообщество местных патриотов. Иначе газета умрёт.

  • Наталья Цаценко, главный редактор газеты «Асбестовский рабочий» (Асбест):

— Вопрос о жизни и смерти печатной прессы обсуждается уже не первый год. За это время перестали существовать десятки газет. Но так диктуют законы рыночной экономики — выживают востребованные издания.

***

Как долго длятся ваши планёрки?

  • Дмитрий Колезев:

— Ежедневные — 15–20 минут, еженедельные — час.

  • Дмитрий Сивков:

— Постоянно. В текущем режиме.

  • Павел Шабельников:

— Раз в неделю, длится до двух часов.

  • Иннокентий Шеремет:

— Планёрка длится от силы десять-пятнадцать минут, но есть одна проблема: эти планёрки у нас бывают от силы раз в полтора-два года. Гораздо чаще у нас в новостях «Девять С Половиной» бывают «летучки». В иной день по десять штук. И длятся они по-разному: от тридцати секунд до тридцати минут.

***

Какой диагноз ставим СМИ?

  • Ли Чанцзян:

— Находясь в стадии перестройки механизмов масс-медиа, столкнулись с кризисом выживания. Традиционные СМИ в Китае существуют нынче в условиях высокой конкуренции с Интернетом, в том числе с мобильным. Соревнуются с блогами и различными новыми медиа. В новую эру традиционные СМИ должны тесно взаимодействовать с современными технологиями, идти в ногу со временем. Только так нам удастся получить возможность развития.

  • Ярмо Копонен, член правления финского подразделения международной неправительственной организации «Репортёры без границ»:

— В финских медиа самая большая проблема — это ситуация с разжиганием ненависти в обществе и, как бы это сказать, «поддельные СМИ»… То есть пропаганда.

  • Иннокентий Шеремет:

— Больной, несомненно, болен. Тяжело болен. Но не безнадёжно. Идёт ли он на поправку? Нет — об этом даже мечтать не приходится. Всё намного лучше и интересней, чем во времена Советской власти (при всей моей любви к СССР). Самая главная проблема: очень мало молодых, толковых журналистов. Почему? Катастрофически упал интеллектуальный уровень молодёжи — откуда ж возьмутся хорошие журналисты?

  • Дмитрий Колезев:

— Журналистика чувствует себя примерно так же, как общество. Мне кажется, что она потихоньку выздоравливает. Но на фоне этих улучшений рецидивы болезни выглядят особенно удручающе и становятся сильно заметны. Чтобы журналистика ожила и почувствовала себя лучше, необходима политическая либерализация. Рекламодатели, бизнесмены и политики должны почувствовать, что они могут поддерживать и развивать СМИ, и им за это ничего не будет.

  • Дмитрий Сивков:

— Пациент скорее жив, чем мёртв. Есть расхожее мнение, что прессу кормят несчастья. Так вот из глубинки эта сентенция не выглядит столь очевидной и всеобъемлющей. Трудно районщикам и принять за канон ещё один весьма популярный на журфаке постулат: «Если твоя мама говорит, что любит тебя, проверь это». Мы верим своей маме.

  • Павел Шабельников:

— Журналистика в России тяжело больна. Можно смириться с тем, что на протяжении последнего десятилетия из профессии ушли многие профессионалы и перспективные специалисты, но сегодня работа в прессе не интересует даже новичков… Причины — низкий уровень оплаты труда, большие риски.

  • Елена Инькова:

— Пациент живее всех живых, чего и хочется пожелать всем своим коллегам в профессиональный праздник Дня российской печати.

db9d180771c20488e80f6002428e8992

***

Есть ли у нас свобода слова?

  • Павел Шабельников:

— Пространство для свободы слова в России сжалось катастрофически. Очень плохо, что это происходит не в результате саморегулирования, а путём дикого ужесточения законодательства.

  • Иннокентий Шеремет:

— Безусловно, свобода слова у нас есть — и в России, и в Свердловской области. Конечно, иногда (очень редко) бывают нюансы, Но в Америке всё гораздо сложней. Без шуток: у меня в Екатеринбурге никто не снимал с эфира мои репортажи. И тем более, целые программы. А вот на Ютубе (он находится под юрисдикцией США) мои новости блокируют и затирают нещадно по несколько раз в год. Без всяких объяснений! Причём блокируют даже не отдельные репортажи, а весь канал ТАУ со всеми тысячами сюжетов! Блокируют не на день, а на 2–3 недели. Это нормально?! Что творится в самой «свободной» стране мира! Особо нам достаётся там за наши репортажи о педофилах. А вы говорите — есть ли свобода слова в России…

  • Дмитрий Сивков:

— Свобода есть. Но в рамках формата издания и задач, стоящих перед ним.

  • Елена Инькова:

— Свобода слова существует, но настолько, насколько это позволяет Закон о СМИ и другие законодательные акты РФ. Ведь общество живёт и существует в ограниченных рамках, в том числе и правовых.

  • Дмитрий Колезев:

— Можно сказать, есть. Хотя пространство этой свободы меньше, чем следовало бы.

  • Наталья Цаценко:

— Свобода слова в нашей стране закреплена Конституцией, значит, она существует.

  • Ярмо Копонен:

— В Финляндии есть свобода слова, но… Это не значит, что мы не должны бороться за это каждый день. Конечно, у нас бывает немало случаев давления на журналистов со стороны чиновников или бизнес-структур. Но это в целом обычное дело… Хотя политики в последнее десятилетие оказывают на нашу журналистику намного меньше влияния, чем раньше. В любом случае, правило номер один: журналист должен отстаивать своё слово.

***

Какие темы под запретом?

  • Дмитрий Колезев:

— Запретных тем нет. Есть тональность и приёмы, которых лучше избегать. Например, мы не пишем праздные новости про жизнь знаменитостей.

  • Дмитрий Сивков:

— Запретные темы в нашей газете можно образно объединить названием фильма Гая Ричи — «Карты, деньги, два ствола».

  • Иннокентий Шеремет:

— Запретных тем для ТАУ нет. Категорически. Разве только если тема зубодробительно скучна.

  • Павел Шабельников:

— С большой осторожностью мы готовим критические материалы в отношении крупных сетевых партнёров, распространяющих газету. К сожалению, нехватка сил не позволяет нам вести глубокие расследования о деятельности местных органов власти или крупных предприятий, поэтому мы не сталкиваемся с противодействием и не можем оценить глубину «запретной зоны».

  • Ли Чанцзян:

— У нас нет запретных тем. Но кроме той информации, которая связана с государственными тайнами.

***

За что люблю свою работу?

  • Ярмо Копонен:

— …это то, что я умею делать. С 1984 года.

  • Ли Чанцзян:

— …мы даём жизнь новостям. Но в то же время новости наполняют наши жизни свежестью и энергией.

  • Елена Инькова:

— …ни один день в нашей работе не повторяется, мы не знаем, с чего он начнётся, где нам предстоит оказаться именно сегодня и какими событиями закончится.

  • Павел Шабельников:

— …она позволяет каждую неделю видеть результат своего труда — свежий номер газеты. Приятно получать положительные отзывы, узнавать о том, что газета помогла людям.

  • Дмитрий Колезев:

— …люблю узнавать и рассказывать истории.

  • Иннокентий Шеремет:

— За что люблю свою работу? Журналистика — это моё всё. И моё самое главное увлечение, и моё главное хобби, и мой отдых, и моя рыбалка, и мой футбол. Моя душа прикипела к журнализму ещё в 1980-х. В декабре у меня был большой юбилей — 1 декабря 1986 года я поступил на университетский рабфак, на отделение журналистики. Всё! С тех пор ничем другим (кроме журналистики) я уже не занимался в своей жизни.

***

Назовите три главные заповеди журналиста

  • Ли Чанцзян:
  1. Контролировать достоверность и точность новостей.
  2. Соблюдать профессиональную этику и государственный закон.
  3. Постоянно искать истину в новостях.
  • Дмитрий Колезев:
  1. Проверяй информацию.
  2. Уважай читателя.
  3. Береги источники.
  • Дмитрий Сивков:
  1. Не укради (текст).
  2. Не наври.
  3. Не навреди.
  • Иннокентий Шеремет:
  1. Не врать.
  2. Ни в коем случае не врать.
  3. Тем более не клеветать.
  • Павел Шабельников:
  1. Достоверность.
  2. Объективность.
  3. Справедливость.
  • Ярмо Копонен:
  1. Проверить.
  2. Ещё раз проверить.
  3. И снова проверить.