Лидер Российского рынка медиаизмерений
РУС

Интервью Ксении Собчак с новым вице-президентом издательского дома ACMG

19 декабря 2016 года – первый рабочий день Антонио Алицци (в недавнем прошлом директор по имиджу и коммуникациям Calzedonia Russia) в издательском доме ACMG. Отличный повод для серьезного и местами провокационного разговора в духе Ксении Собчак.

Я познакомилась с Антонио Алицци, когда мы готовили первые номера L’Officiel к выпуску (с абсолютно новой командой и в новом издательском доме), мы встречались по поводу рекламы, и я хорошо помню, что Антонио тогда мне сказал: «Пока рекламы у вас, может быть, не очень много, но я в вас очень верю, я прихожу к вам, и мы будем делать отличный совместный проект. Хочу выставить обложку вашего журнала во всех магазинах нашей сети». Тогда это была действительно сильная поддержка нашего проекта, и я ее оценила. Сейчас, листая L’Officiel, я с большой благодарностью вспоминаю тех, кто поверил и поддержал нас в начале нашего пути.

Антонио из тех людей, которые умеют правильно сохранять и выстраивать хорошие честные человеческие отношения. Когда он приехал в Россию, все только и говорили о новом менеджере в Calzedonia Russia, который умеет договариваться, своей мягкой рукой в железной рукавице (velvet hand in an iron glove) управляет PR-стратегией в большой компании – и делает это на славу. Ни один главный редактор никогда не филонил на совместных проектах с ним, на мероприятиях всегда была стопроцентная явка, ему фактически невозможно было отказать, не ответить на sms, не перезвонить, не подойти к телефону. С каждым у него сложились очень личные доверительные отношения.

Сегодня я встречаюсь с Антонио уже в новом качестве: 19 декабря он становится вице-президентом холдинга ACMG, где я работаю, и моим прямым начальником. Тем не менее я постаралась сделать интервью с ним не как с начальником, но как с добрым другом, с которым я даже беременная готова лететь в Венецию, поддержать все его начинания, да и просто посидеть с ним в «Китайской грамоте» и поболтать.

Ксения Собчак: Главная сенсация уходящего года – это перемена вашего места работы. Почему вы приняли решение стать первым вице-президентом ACMG? Почему решили остаться в России?

167b3ca0254258510358cc71e0c007a3 w750 h1125 nocrp

Антонио Алицци (ACMG).

Антонио Алицци: Честно говоря, решение было принято совсем недавно. После двух лет в России я понял, что это полностью меняет мою жизнь – не только на профессиональном поприще, но и на личном. Я осознал какую-то уверенность в рынке и понял: есть возможность начать нечто совершенно другое, сделать что-то очень стоящее. Я чувствую какую-то удачу в рыночных идеях и новых формах бизнеса. Я вижу много незанятых, неисследованных земель и людей, проектов и институтов, которые пытаются стать мейнстримом. Весь последний год я пытался исследовать новые формы. Получив результаты, понял, что у меня может получиться.

К.С.: Что вы имеете в виду под новыми формами?

А.А.: Например, на рынке есть много игроков, которые игнорируются. Но у них есть масштабные цели, которых они хотят достичь, и много ресурсов. Возьмем нашу кампанию с Сейшелами. Это большой по географическим меркам проект, ведь мы хотели привлечь туристов из России на Сейшельские острова. И они (Сейшелы) просто не знают, с чего им начать. Что же они делают? Они следуют обычной логике – основывают компанию в России, дают деньги, и она пытается на местном уровне их рекламировать. В обычной ситуации такая фирма идет к медиа-партнерам, привлекает знаменитостей, предлагает им бесплатные поездки и так далее. Когда я случайно связался с российской компанией, которая получала деньги от правительства Сейшел, в частности от министра туризма, я спросил у них, почему мы не используем полностью все ресурсы, которыми располагаем. Я представлял имиджево-коммуникационное отделение интернациональной компании с гигантским количеством магазинов. Я предложил часть своих ресурсов, модные места, в которых можно провести вечеринку. Предложил им найти доступные возможности, если бюджеты не так велики.

И мы попытались, смотря на календарь, разработать масштабный проект, используя дистрибуцию и все медиавозможности. Мы поняли, что нам нужно донести информацию всеми возможными способами, и в этом случае знаменитости, мероприятия, магазины, пресс-релизы и поддержка изданий – это инструменты новой вселенной, которую мы уже довольно ясно представляем.

Это еще одна причина, почему мое решение полно надежд по-другому общаться с людьми, используя разные «языки». Я принципиально не использую сейчас слово «медиа», предпочитаю понятие «языки», мне кажется, оно точнее отражает сегодняшнюю ситуацию. В сфере моды задействованы миллионы людей, это область, которую можно исследовать снова и снова. В ней много игроков, которые хотят что-то дать рынку. Я думаю, издательские дома – отличное поле для экспериментов.

ee9aa3abd68d674ca0b756e99572eee8 w750 h501 nocrp

Ксения Собчак (L’Officiel Russia, ACMG).

К.С.: По вашему мнению, в чем состоит конкурентное преимущество ACMG, скажем, по сравнению с другими игроками, Condé Nast или Heаrst Shkulev Media?

А.А.: Еще 2008-м я подробно изучал Artcom Media Group (Тогда Artcom Media. – Прим. ред.) и его ресурсы и понял, что с первого года основания издательского дома большое внимание уделялось диджитал-составляющим. И в то время компания была достаточно одинока в этой области.

Сейчас ACMG – гигантская компания, которая вошла в топ-10 по своим размерам и активам. И это очень значимо для рынка! Здесь есть чем заняться, но и сейчас компания имеет огромое влияние на рынке и интересы за границей. Я обсуждал это, и компания действительно заинтересована не оставаться в России, а развиваться. Это желание смотреть за рамки может быть серьезным конкурентным преимуществом, потому что у тех, кого вы упомянули, дела обстоят иначе.

Другое преимущество – убеждения компании. Я очень люблю, говоря о медиа и продажах рекламы, проводить аналогию с человеческим телом. Не секрет, что многие наши органы не используются в полной мере. Журналы, веб-сайты, социальные сети – хорошие площадки, но в нашем мире мы можем предложить значительно больше. На днях мы организовывали мероприятие Calzedonia в Центре оперного пения Галины Вишневской. Вы слышали раньше о чем-то подобном или видели такое? Я думаю, что покупка рекламы – это утонченный вид продажи, потому что ты тратишь деньги ради того, чтобы потом заработать еще больше.

ef1f23471d68a81a297e22a5870136eb w750 h499 nocrp

Антонио Алицци (ACMG).

К.С.: Насколько я знаю, у вас нет никакого опыта в руководстве издательским домом. Вы работали совершенно в другой сфере. Вы не боитесь, что уже приобретенные вами в Calzedonia навыки здесь не будут актуальны? Потому что когда я говорю с бизнесменами о вашей кандидатуре, люди говорят: «Это другое дело. Одно – продавать что-то, получать бюджет от большой интернациональной компании, и совсем иное – идти и просить купить что-то». То есть вы оказываетесь на абсолютно другой позиции. Для вас это был вызов – настолько изменить свое место? И почему вы не продолжили работать в области, которую уже хорошо знаете? Я уверена, что у вас было много предложений.

А.А.: Вы знаете, что у меня докторская степень в менеджменте? Первый урок, которому нас научили: неважно, работаете ли вы шефом в ресторане, доктором или продаете туристические гиды, – всегда есть спрос и предложение. Если вы хотите быть успешным, надо работать над качеством предложения. И если у вашего предложения хорошие характеристики, то спрос медленно или быстро – зависит от вашего умения общаться – найдет вас. Конечно, это очень упрощенно.

Я думаю, что могу попробовать сработаться с коллегами, которые управляют этими огромными издательскими домами. Конечно, они не ждали именно меня. Это такой союз между людьми, которые работают по разные стороны, но вместе развивают, улучшают и открывают новые способы создания качественного предложения, а еще расширяют его характеристики. Быть менеджером – это быть специалистом. Таково первое правило профессии. Чем больше разных дел и кейсов у вас будет, тем лучшим менеджером вы станете. Чем выше вы продвинетесь, тем меньше вы будете вовлечены в техническую сторону вопроса. Я думаю, что мой прошлый опыт будет только плюсом, потому что я не боюсь… «испачкать руки». Управлять людьми – значит чувствовать и знать, что они делают. Я уже говорил, что покупка рекламы – это изощренный способ продать что-то.

Я не могу сказать, что у меня нет страхов. Это будет путешествие, полное исследований, экспериментов, общения и установления прочных связей с людьми.

a9f5ad12e954f61a0e1d5b4b9d9e75cf w750 h500 nocrp

Ксения Собчак (L’Officiel Russia, ACMG).

К.С.: Вы упомянули одну вещь, которая будет очень важна в вашей будущей карьере: вы не боитесь запачкать руки. Это очень хорошо с одной стороны, но, как всегда, есть и другая сторона. Если говорить о взаимоотношениях с людьми, что вы можете сказать о людях, с которыми вы работали, которые считали вас конкурентом. Например, Prada, Gucci знали вас как Антонио из Calzedonia, уважаемого и активного менеджера, который очень много работал, организовал множество успешных мероприятий. Конечно, теперь они будут завидовать вам. Не думаете ли вы, что просто из-за того, как устроены люди, у них будет шанс «расплатиться» с вами?

А.А.: Для меня все это не играет первостепенной роли. С моей точки зрения, они должны почувствовать облегчение, потому что я больше не бросаю им вызов. Вы упомянули, что я разработал множество проектов. Большинство из них было сделано с коммерческими партнерами, которые пришли к нам. Мы работали с L’Oréal, Vichy, Nivea, у нас было общение с Pandora и Singapore Airlines. Они были вдохновлены проектами компании, а не мной лично. С помощью креативности можно добиться большего. Когда действительно профессиональным людям предлагается что-то интересное (пусть и рискованное с финансовой точки зрения), им становится любопытно, они обязательно хотят встретиться. Например, авиалинии весьма чувствительны к новым проектам и предпочитают спонсировать спортивные клубы…

К.С.: …и они не хотят спонсировать что-то, пока оно не стало достаточно значимым.

А.А.: Вот именно. И они говорили, что знают о нашем сотрудничестве с Сейшельскими островами и хотят стать частью проекта. Мы сделали тот проект, потому что вместе создали новые формы и методы. Смогли увлечь и заинтересовать. Думаю, что коллеги будут счастливы, потому что сейчас мы сможем вместе придумывать еще больше нового.

К.С.: Во время вашей работы в Calzedonia я и другие главные редакторы всегда обсуждали, что Антонио заметно отличается от всех топ-менеджеров, с которыми мы обычно имеем дело, потому что в вас так много энергии и вы всегда так отдаетесь своем делу, что ваши сообщение, письмо или звонок невозможно проигнорировать. Не просто потому, что вы заставляете отвечать, а потому, что взаимоотношения между людьми очень важны, нельзя прервать с вами связь. Это гигантский плюс при работе менеджера Calzedonia. Какие навыки будут наиболее важными для вас на новой должности?

А.А.: Я очень люблю выражение основателя Amazon. Он сказал, что прозрачность (честность) – это валюта наших дней. Конечно же, еще важно искреннее желание понимать друг друга. Даже при подготовке к интервью я думал о том, как важно сохранить прозрачность ответов не только для вас и аудитории, но и для самого себя. Первое качество, которое я показываю в своих взаимоотношениях с коллегами, партнерами, потенциальными партнерами, с людьми, которые решили уйти от нас,­– это честность. Я верю, что это качество в бизнесе ключевое.

Еще очень важны креативность и образованность. Я трачу примерно 4 часа каждую неделю на просмотр онлайн-курсов. И делаю это не ради строчки в моем резюме. Я верю, что образованность – это не вежливость. Образованность означает, что ты можешь сделать людей еще счастливее.

bd56cce3d0ce8ee2a134a754e697511e w750 h500 nocrp

Антонио Алицци (ACMG) и Ксения Собчак (L’Officiel Russia, ACMG).

К.С.: Я полностью согласна. Но есть одна проблема, которую мы должны обсудить. Я думаю, вы знаете об устройстве русского бизнеса, который отличается от международного. Не потому, что он плохой или противозаконный, просто менталитет людей, их жизнь в СССР, восприятие государства – все это влияет и на бизнес в нашей стране. Это долгий разговор, который мы не будем вести сейчас, но это не пугает вас? Не переживаете, что не сможете понять каких-то деталей бизнеса по-русски, ведь вы человек интернациональный. Если бы у меня была возможность выбрать любую страну в мире, возможно, если бы я не родилась в России, я бы ее никогда не выбрала. Почему топ-менеджер, не родившийся в России, приезжает и хочет работать у нас в стране и заниматься русским бизнесом?

А.А.: Я провел несколько лет, работая в России. Это было решение моей предыдущей компании – предложить мне приехать сюда. И должен признать, что после двух лет, проведенных здесь, я чувствую некоторое облегчение. Если бы мне задали этот вопрос два года назад, то все выглядело для меня странным, начиная от букв на зданиях до манеры людей дотрагиваться или не дотрагиваться до тебя, улыбаться тебе или нет. Но сейчас жизнь и работа здесь – мой осознанный выбор.

К.С.: Почему? Скажите мне!

А.А.: Все ведь в деталях. Скажем, астронавты должны говорить на русском и на английском. Вы успешны во многих областях. Россия – это огромная страна с 11-ю часовыми поясами. Мне представился шанс съездить во Владивосток, Санкт-Петербург, Сочи. Это очень разные стороны одной страны, и в каждой из них есть что-то неповторимое и уникальное, что-то, что заставляет меня еще больше узнавать об этих местах.

b5eb2eae357e5f29d2934ce10c8916d6 w750 h1127 nocrp

Антонио Алицци (ACMG).

Бизнес – это, конечно, немного о другом. У меня есть пример буквально вчерашнего дня. Большое издание в России делает съемку на обложку нового номера с суперзвездой, которая спонсируется обувным брендом. Я не просто покупаю съемку, я участвую в ней, обсуждаю детали с главным редактором, со стилистом. Сторона, с которой были разногласия, находилась в Нью-Йорке. Да, мы потратили часы, чтобы понять друг друга, но в итоге нашли компромисс. Именно искусство нахождения компромисса, по моему мнению, самая полезная вещь в диалоге. Я уверен, что его можно достичь и в России, и в США, тем более у меня есть положительный опыт решения проблем в самых сложных условиях и на разных уровнях. Идея дискуссии, выкладывания всех карт на стол в честных и прозрачных отношениях – это хороший путь.

К.С.: Что случилось с вашим партнерством с Calzedonia? Почему оно закончилось?

А.А.: Я очень благодарен этой компании. Когда я стал ее частью, мне был 31 год. Во время собеседования звучали вопросы, похожие на ваши. Они говорили, что я не так давно выпустился из университета, стал бакалавром, потом магистром, затем работал над своей докторской программой, много путешествовал, учился, вернулся в Верону и начал исследование новых форм энергии. Мое обучение было оплачено организацией, занимающейся энергетическими ресурсами. Так что целый год я изучал новые пути сохранения солнечной энергии.

Но Calzedonia увидели во мне потенциал, который я тогда даже сам не мог в себе рассмотреть. Думаю, что и сейчас ACMG тоже заметили во мне что-то полезное для моей будущей карьеры, на что я еще не обратил внимания.

Я отдавал Calzedonia всю свою энергию. Но жизнь состоит из выборов и ключевых моментов. И этот конкретный момент очень важен для меня – я хотел бы еще больше узнать о самом себе.

К.С.: Можно сказать, что вы немного идеалистично настроены по отношению к окружающим вас людям? Мир ведь очень циничен. Когда вы нужны людям, они звоня, потом пользуются вами и бросают. Сейчас это уже становится нормой в деловых отношениях.

А.А.: Думаю, надо больше верить в свои идеалы. У меня был и разочаровывающий жизненный опыт. Ты анализируешь, пытаешься понять, почему так произошло, ставишь под сомнение – собственные поступки и действия в том числе… Но потом ты говоришь «стоп», прекращаешь сомневаться и принимаешь очень трезвое решение. Идеализм нужен, чтобы направить свет на себя и на свое поведение. Нужно стараться быть немного лучше каждый день. Я действительно верю, что важно оставаться честным, не смешивать личные и профессиональные интересы. Но если вы сумеете свой личный интерес устроить косвенным путем, то две части могут успешно объединиться в одну.

bcdaee5cd4ee4a2fcde2f0705717d73c w750 h500 nocrp

К.С.: Можете назвать 3 стратегические цели, которые будут перед вами стоять в ACMG? И еще назовите, пожалуйста, сильные и слабые стороны нашего издательского дома?

А.А.: Вообще я обращаю особое внимание на слова, которые использую, и постоянно пытаюсь избегать негативных, поскольку это психологически влияет на нас, поэтому проблем у нас нет. Единственная проблема, которая возможна в бизнесе: ты хочешь что-то сделать, но не можешь. Здесь такого нет. У нас есть стороны, которым требуется некоторое улучшение, и есть стороны, которые уже достаточно сильные. И я готов приступить к работе, как только будут улажены все дела с бумагами.

К.С.: И все-таки как профессионал, который много лет проработал в Calzedonia, какие у нас хорошие стороны, а какие, как вы говорите, требуют улучшения?

А.А.: Сильная сторона – мы не пытаемся продать просто полосы, мы говорим с аудиторией, даем им интересную и «обогащенную» информацию. Говоря на языке бизнеса, у нас есть целевая аудитория, к которой мы обращаемся.

Есть организации, издательские дома и агентства, которые ведут переговоры, обращая внимание только на себя. Мы ориентированы на читателей. Целевая аудитория – это совершенно конкретные люди. Частой ошибкой в течение последних десятилетий в нашем бизнесе была попытка вычислить среднестатистического человека: узнать, сколько времени он в среднем проводит перед телевизором, почему он делает тот или иной выбор.

Мы же стараемся разнообразить наше предложение, ведь наша аудитория очень разная. Numéro отличается от ОК!, а ОК! от Golf Digest, но все вместе они пытаются привлечь разных людей. Я считаю, что такая позиция – хорошая и сильная сторона ACMG.

Очевидно, что любое улучшение имеет своего первопроходца и остаются люди, которые развиваются чуть медленнее. Это не слабая сторона, а возможность для развития. Я думаю, что цель, которая сейчас стоит перед нами, – дать «топливо» тем частям нашей организации, которые немного отстают. Страх перед переменами – это обычная человеческая черта. Потому-то и нужны менеджеры, у которых есть четкое представление, куда они хотят направить компанию.

Другая сильная сторона – это сильные и уважаемые бренды. Когда я думаю о L’Officiel, о других журналах, о бренде в целом, я вспоминаю, что, путешествуя по миру, в аэропортах я видел ваш журнал. В такие моменты понимаю: быть интернациональным, быть частью традиции, быть частью большой семьи – все это дает нереальные силы и уверенность. Люди должны гордиться этим и должны четко понимать, что они – часть всемирно известного бренда. Но мы должны оставаться здравомыслящими и понимать, что L’Officiel Russia – это именно L’Officiel Russia, со своим уникальным местным контентом и разными сторонами.

К.С.: Давайте сыграем, у вас ведь хорошее воображение. Представим, что я новый пиар-менеджер Calzedonia, у нас с вами встреча. Я располагаю большим бюджетом и спрашиваю у вас как у вице-президента ACMG: «Антонио, почему я должна отдать свой гигантский бюджет именно ACMG, а, например, не Heаrst Shkulev Media?»

А.А.: Сначала я бы сказал, что уже был на вашем месте, поэтому четко представляю стратегию. Моя заключалась в том, чтобы учитывать сильные стороны, которые у всех есть, поэтому я предлагаю вам принять их во внимание. Учитывая это, посмотрите на наше успешное сотрудничество в прошлом и примите решение, цените ли вы его, принесет ли оно вам потенциально коммерческую выгоду.

Когда лошадь бежит быстро, многие люди хотят себе эту лошадь. Но вы должны рисковать и выбирать лошадь, у которой есть потенциал стать быстрее всех. Я хочу честно сказать: я очень горд, что был среди первых, кто поверил в ACMG и в его бренды. Помню свои сомнения: почему я должен идти в журнал, который на данный момент не является самым популярным на рынке? Но я поверил в L’Officiel Russia и предложил вам разместить журнал у нас в магазинах.

К.С.: Я помню. Вы были одним из первых, кто пришел к нам.

А.А.: Я пришел и остался.

К.С.: У меня есть вопрос вообще не о бизнесе – он занимал меня все время, что я готовилась к интервью. Вы не думаете, что в какой-то момент вам захочется вернуться к вашему академическому прошлому, быть учителем, читать лекции. Я знаю, что вы были очень увлечены и до сих пор занимаетесь этим как хобби. Вам нравится вся эта корпоративная жизнь?

А.А.: Когда я был молодым студентом, то был убежден, что мое будущее связано с итальянским и написанием текстов. Мне было 17, когда яначал работать в местном журнале The City. Я писал довольно неплохие заметки, давал право быть услышанными слабым игрокам на рынке и чувствовал себя полезным.

Потом я перебрался в Милан, изучал Communication Sciences, затем – International Relations. Позже я получал PhD (докторскую степень). И эти 3 года не показались мне каким-то ужасными, как их изображают в кино. Тогда же я начал преподавать – отчасти для того, чтобы получать хотя бы какие-то деньги и продолжать учиться. Чуть позже я переехал в Верону, продолжил преподавать и был полностью удовлетворен ситуацией на тот момент, и да, мне нравилось преподавать.

Почему же я бросил свою академическую карьеру, если так сильно любил ее? Потому что это не устраивало меня с финансовой точки зрения. И этот самый момент отнимал у меня ощущение счастья. Так что счастье для меня было не просто преподавать, а преподавать в хороших условиях. Я честно рассказал об этом профессору, с которым работал: «Федерико, я очень люблю то, чем занимаюсь, но не чувствую себя полностью счастливым. У меня есть страх потерять ощущение счастья. Что ты можешь мне посоветовать?» Я надеялся, что он скажет, что не надо ничего менять и стоит остаться на прежнем месте, потому что мне это действительно нравилось. Но он искренне ответил, чтобы я оглянулся вокруг и попробовал свои силы в большой компании, что я могу построить свою жизнь совсем иначе.

Помню свои чувства, когда шел на собеседование, ощущал себя потерянным, даже неудачником. Но что-то произошло во мне, возможно, какая-то химия, тот шанс был настолько привлекательным, что я согласился уехать в Россию. В Москве я понял, что моя команда ­– это возможность. То удовольствие, которое я чувствовал, формируя команду, нанимая людей, давая им шанс поработать со мной, вряд ли с чем-то сравнится. Вообще все удовольствие, которое я получал от работы, было связано с взаимоотношениями с людьми. Мне нравится отдавать что-то и получать взамен. Я думаю, что очень много получаю от молодых людей. Я думаю, что мой переход в ACMG – как раз про это и про то, что я сохранил в себе желание открывать что-то новое. Не знаю, многим ли иностранцам было оказано настолько высокое доверие.

bd0deeb99cdb5a451c34acf3dfa5126b w750 h499 nocrp

Ксения Собчак (L’Officiel Russia, ACMG)

К.С.: Как вы получили это предложение? Александр Федотов (президент ACMG) сам пришел к вам? Могли бы вы описать, как это произошло? Почему вы доверяете Александру и готовы работать вместе?

А.А.: Один из аргументов – это вы, Ксения. Я вас уважаю, успел уже с вами поработать, уважаю вас как человека и профессионала. Для меня все это уже было знаком.

Потом я стал углубляться, пообщался с главным редактором журнала OK! Вадимом Верником, и этот человек тоже меня вдохновил – даже еще до того, как мы стали обсуждать конкретные идеи. Я взглянул на цифры, детально изучил все проекты. Я увидел качество журналов, конечно же, вашего, вспомнил наши совместные проекты и некоторые обложки, которые мы обсуждали в WhatsApp, и ту атмосферу уважения, которая нас окружала.

Мое общение с ACMG было ярким, нескучным, наполненным качественным общением с людьми. Было много аргументов – новая, свежая атмосфера, какая-то скорость и мобильность, которую вы тоже олицетворяете, и то разнообразие внутри компании. Говоришь с людьми из SNC, чувствуешь, что у них есть какая-то своя субкультура, говоришь с вами, испытываешь другие эмоции. Идея еще больше объединить эти разные вещи, собрать их вместе – очень привлекательна.

К.С.: Как состоялся ваш разговор с Александром? Что вы чувствовали и почему сказали: «Да, я хочу работать с этим человеком и считаю, что он делает правильные вещи»? Мы ведь знаем, как это работает со всеми корпорациями. Вокруг каждого человека очень много слухов. Как только вы спросите о человеке, вам сразу скажут и о хороших вещах, и о плохих. Это то, как устроены люди. Но дело в том, что вы сами должны принимать решения, используя свою интуицию.

А.А.: Я не так известен, как вы. Я был обычным менеджером.

К.С.: Ну это неправда!

А.А.: Я – часть большого проекта. Я всегда стараюсь быть частью того, что делаю. У меня несколько раз была возможность узнать Александра и провести с ним время. Я помню несколько моментов. Первый раз – встреча на Кузнецком мосту в сентябре 2015-го по поводу Numéro. С нами были люди из вашей компании. В течение вечера мы обсуждали проекты, Forbes – тогда уже готовы были объявить об этом. Я почувствовал какое-то доверие между нами как бизнес-партнерами.

Потом мы продолжали встречаться, проводили переговоры, часто я был весьма жестким, отстаивая интересы своей компании, потому что я никогда не тратил бюджеты впустую. У нас была очередная встреча, просто чтобы узнать друг друга лучше. Я помню, что Александр пришел с 20 страницами разных предложений. Цель встречи – обсудить прошлое, но он уже смотрел в будущее. Я очень оценил это.

В Венеции, в Вероне я чувствовал внимание к себе как к человеку и как к партнеру. А внимание – это топливо, которое заставляет вас работать быстрее и придумать новое. В это время я понял, что моя предыдущая работа близится к концу.

Несколько недель назад я поделился своим желанием заниматься чем-то другим. Вы правы, я получил несколько предложений, не только в России.

К.С.: Я знаю только о предложении от Fendi. Это приятно, что вы посчитали предложение от ACMG лучше.

А.А.: Знаете, Ксения, я сказал вам, когда мы познакомились, что я мечтаю поработать с вами.

Потом все пошло естественным путем. Я думаю, что Александр очень умный человек, он быстрый, и у него есть потрясающая способность находить новые возможности для таланта, для потенциала. Он никогда не говорил о проблемах и сложностях интеграции. Эта энергия, это желание не сосредоточиваться на проблемах, это желание бросить друг другу вызов убедили меня.

Автор статьи: Ксения Собчак