Лидер Российского рынка медиаизмерений
РУС ENG

Крушение самолета над Катынью: борьба за интерпретацию. Экспертно-аналитический обзор

В воскресенье, 18 апреля, в Кракове похоронят президента Польши Леха Качиньского, погибшего в авиакатастрофе под Смоленском 10 апреля. Как всегда при обсуждении резонансных событий, в традиционных СМИ и социальных сетях возникло множество версий причин аварии, унесшей жизни 96 человек, в том числе высшего политического и военного руководства Польши. Стоит попытаться понять, какие из версий являются следствием намеренного информационного манипулирования, осознанного вброса противоречивых фактов.

Успешное продвижение своей интерпретации катастрофы дает группам интересов преимущества в решении проблем, вставших перед Польшей и мировым сообществом. Одна из проблем заключается в том, что в октябре этого года в Польше должны были состояться очередные президентские выборы, и политические силы фактически существовали в режиме избирательной кампании. Окончательное решение о дате проведения досрочных выборов будет принято 21 апреля, но уже известно, что первый тур голосования, вероятнее всего, состоится 20 июня, – то есть на четыре месяца раньше, чем планировалось. Тот факт, что основные оппозиционные партии – «Право и справедливость» и Союз демократических левых сил – лишились своих кандидатов на президентский пост, Леха Качиньского и Ежи Шмайдзинского, и вынуждены в кратчайшие сроки искать замену, неизбежно скажется и на результатах выборов, и на расстановке сил внутри партий.

До авиакатастрофы социологические опросы и эксперты предрекали победу представителю правящей партии «Гражданская платформа» Брониславу Коморовскому, спикеру польского парламента, который теперь исполняет обязанности президента. Главный конкурент «Гражданской платформы», радикально правая «Право и справедливость», потеряла, кроме Леха Качиньского, нескольких представителей высшего партийного руководства. Качиньский имел мало шансов победить на выборах. И хотя маловероятно, что трагедия поможет его партии завоевать симпатии избирателей, попытки сыграть на ней будут. Уже стало известно, что Ярослав Качиньский может выставить свою кандидатуру на выборах вместо брата. Об этом 15 апреля сообщила польская газета Rzeczpospolita.

Вторая серьезная проблема – потеря Польшей верхушки военного командования. Учитывая, что в российско-польской повестке важную роль играет возможность размещения в Польше элементов американской системы ПРО, смена военных элит может оказаться для России значимым фактором. Очевидно, что в государстве – участнике НАТО радикального изменения позиции по ПРО не будет, но Москва выиграет уже в том случае, если в позиции военного руководства антироссийская риторика уступит место рациональному подходу в стиле польского премьера Дональда Туска.

Еще один важный вопрос в российско-польских отношениях – это вопрос о признании геноцидом расстрела польских офицеров в Катыни весной 1940 года, на чем яростно настаивал Лех Качиньский. Для поляков победить в войне интерпретаций одновременной гибели Леха Качиньского и директора Института национальной памяти Януша Куртыки и удачно разыграть катынскую карту перед грядущими президентскими выборами особенно важно в свете наладившегося прагматичного диалога между премьерами России и Польши Владимиром Путиным и Дональдом Туском.

Иллюстрацией борьбы двух линий польской политики, персонифицированных антироссийски настроенным Качиньским и рациональным Туском, стало заявление депутата от партии «Право и справедливость» Артура Гурского, который 12 апреля в интервью польской газете Nasz Dziennik возложил ответственность за гибель польской делегации на Москву и обвинил российские власти в сокрытии информации о трагедии, однако уже через сутки взял свои слова обратно и извинился, так как в Польше его обвинения вызвали резкую критику как со стороны политических оппонентов, так и со стороны однопартийцев. Однако представители двух этих политических трендов, русофобского и прагматического, продолжат интерпретировать катастрофу в своих интересах, поскольку одним из психологических информационных ресурсов части польского политического спектра является эксплуатация образа врага в лице России.

Внутри России двойная катынская трагедия также становится фактором внутриполитической борьбы. На волне сочувствия к утрате польского народа часть российской либеральной интеллигенции призывает покаяться и признать факт геноцида, тогда как ряд историков ставит под сомнение сам факт расстрела более двадцати тысяч поляков советскими солдатами и отмечает, что в случае с геноцидом за покаянием, согласно международным юридическим нормам, последует требование выплаты репараций.

Разыграть катынскую карту пытается и Германия. На минувшей неделе немецкая газета Die Welt призвала Владимира Путина переименовать Калининград, до 1945 года бывший столицей немецкой провинции Восточная Пруссия – Кенигсбергом, на основании того, что город был назван в честь Михаила Калинина, одного из тех, кто подписал приказ о расстреле поляков в Катыни. Газета подчеркивает, что вопрос с переименованием должен решить именно Путин, который возглавляет комиссию по расследованию причин авиакатастрофы Ту-154. Следующим закономерным шагом со стороны Германии может стать признание геноцида польского народа в Катыни, после чего со стороны Берлина логично будет потребовать от Польши компенсацию за страдания более 6 миллионов этнических немцев, выселенных в 1945 году из Силезии, большая часть которой, в соответствии с решениями Ялтинской и Потстдамской конференций, были переданы Польше. Может актуализироваться и вопрос о послевоенной депортации судетских немцев из Чехословакии.

Румыния, сближающаяся с Молдавией и недовольная российской активностью в Приднестровье, предлагает свою интерпретацию. 13 апреля 2010 года румынское информационное агентство Romanian Global News в своем комментарии предположило, что крушение самолета Леха Качиньского могло быть организовано российскими спецслужбами. Ссылаясь на свои источники в Минобороны Польши, агентство заявило, что на военной базе под Смоленском Россия проводила испытания электромагнитного оружия, которое могло сказаться на работе электронного оборудования самолета. Поскольку часть румынского и молдавского политического истеблишмента настроена на поглощение Молдавии Румынией, любая антироссийская риторика становится мощным ресурсом подталкивания молдаван в русло данного сценария.

Интерпретация событий также содержит значительный дестабилизационный потенциал для общеевропейских отношений. И те политические силы в Европе и за ее пределами, которые хотели бы упрочить свои позиции в Европе за счет России, стремятся повысить напряженность отношений между Россией и ЕС. Так, 13 апреля в американской The New York Post вышла статья Артура Хермана, который утверждает, что для России гибель польской делегации – это возможность добиваться гегемонии в Восточной Европе. «Русский медведь вернулся», – пишет Херман.

Информационная неопределенность как механизм манипулирования общественным сознанием

Общественное мнение было готово признать гибель польского президента в авиакатастрофе несчастным случаем: по сообщениям СМИ, сделанный двадцать лет назад самолет Качиньского регулярно ломался, а президент лично отдавал приказы пилоту, игнорируя соображения безопасности.

Однако второй тезис начал вызывать у комментаторов сомнения. Журналисты и блогеры спорят, мог ли Лех Качиньский принудить пилота поступить наперекор указаниям диспетчеров. Согласие по этому вопросу вряд ли будет достигнуто, потому что разные источники по-разному описывают инцидент, на котором этот тезис основан: 12 августа 2008 года самолет Качиньского с президентами Польши, Украины, Латвии, Литвы и Эстонии на борту вылетел в Тбилиси. Командир Ту-154 Гжегож (Григорий) Петручук (Петрущук) отказался сажать лайнер в Тбилиси, так как это было небезопасно, и приземлился в азербайджанском городе Гянджа.

В тот же день польский телеканал ТВН 24 сообщил, что Петручук, возможно, будет наказан, поскольку польский президент заявил о необходимости сделать выводы «на очень высоком уровне». 24 сентября 2008 года литовский сайт Delfi.lt сообщил со ссылкой на польское Radio Muzyka Fakty, что Качиньский резко критикует Петручука, представители президентской партии «Право и справедливость» требуют отправить его под трибунал, а министр обороны Польши Богдан Клих, напротив, лично наградил пилота. По сообщению Delfi.lt, Петручук, вопреки желанию президента, был назначен первым пилотом рейса, которым Качиньский собирался лететь в Нью-Йорк. 13 апреля 2010 года латвийский Delfi.lv написал, что бывший президент Литвы Валдас Адамкус, летевший с Качиньским в Грузию, отрицает, что польский президент велел пилоту садиться в Тбилиси при неблагоприятных погодных условиях. Интересно, что публикация Delfi.lv называется «Адамкус: Качиньский не указывал пилотам», хотя в самом тексте содержится косвенное цитирование слов Адамкуса о том, что он просто не слышал от Качиньского никаких комментариев о поведении Петручука. По данным финской газеты Ilta-Sanomat, Петручук был уволен, и ему угрожали уголовной ответственностью. Российский Newsru.com также сообщил 15 апреля 2010 года, что за неподчинение президенту пилота уволили.

Мог ли Лех Качиньский заставить пилота поступить вопреки требованиям безопасности в небе над Катынью, остается неясным, тогда как именно на положительном ответе на этот вопрос наблюдатели строят объяснение того, почему пилот проигнорировал указания диспетчеров.

Еще одна тема, породившая информационную неопределенность и почву для насаждения собственных интерпретаций, это вопрос о том, сколько раз самолет заходил на посадку. В день катастрофы информационные агентства со ссылкой на официальные источники сообщили, что заходов на посадку было четыре. Через день, опять же со ссылкой на официальные данные, СМИ сообщали о трех заходах. На этих сведениях журналисты и блогеры стали строить свои выводы. Так, 13 апреля украинское агентство УНИАН опубликовало комментарий Георгия Бурсова: «Самолет заходил на посадку трижды, и трижды диспетчеры замечали его отклонение от курса на 150 метров в сторону! Почему? Не потому, что в самолете была неисправная система навигации. Часто ли выходит из строя система навигации на ТУ-154? Нет, почти никогда, в этом самолете она дублируется. Можно ли вывести из строя систему навигации ТУ-154? Можно. Обнаружить такую неисправность, если ее заложили опытные люди, практически невозможно».

И лишь 16 апреля глава Межгосударственного авиационного комитета Татьяна Анодина подтвердила, что Ту-154 заходил на посадку всего один раз, и отметила, что «информация, появившаяся в СМИ, о 3 — 4 заходах польского самолета на посадку не соответствует действительности».

Не всегда возможно проследить, является публикация противоречивых данных естественным следствием суматохи, неизбежно возникающей в ведомствах после столь масштабной трагедии, или намеренным вбросом ложных данных. Информационная неопределенность дает возможность интерпретировать события в зависимости от преследуемой цели. Множатся сообщения от имени реальных и мнимых очевидцев. Так, 10 апреля на форуме Aviaforum.net появился комментарий: «Только что с места падения. Глиссада у меня из окна видна. Подошел настолько, насколько дали доблестные милиционеры. Агентства пишут, что самолет нашли в километре от ВПП. На самом деле лежит в 200-250 м от торца полосы, уклонился в сторону метров на 100. Еще бы чуть-чуть, и всадился бы в стоянку Ил-76, там их штук 6 стоит. Первое касание верхушек деревьев было метров за 500 до ВПП. Цеплял плоскостью, судя по всему, т.к. недалеко от места первого касания лежит носок плоскости».

13 апреля 2010 года Юлия Латынина в статье, опубликованной в «Ежедневном журнале», также ссылается на слова очевидца, сравнивая подготовку смоленского аэродрома к встрече Леха Качиньского и к приему Владимира Путина и Дональда Туска, посетивших Катынь 7 апреля: «И так как аэродром, на который прилетели премьеры, был военный и дохлый, то на него для обеспечения нормальной посадки Путина даже завезли оборудование. […] Про то, что для обеспечения безопасности посадки Путина и Туска на аэродром что-то завозили, и потом, разумеется, увезли – это мелькнуло единственный пока раз в прямом эфире «Эха Москвы», от позвонившего летчика».

Однако, несмотря на попытки различных групп интересов манипулировать информационными потоками, москвичи продолжают приносить цветы к польскому посольству, а на польском сайте Tygodnik Powszechny опубликовано письмо поляков россиянам с благодарностью за понимание и сочувствие. Крушение самолета дало польскому народу импульс к самоопределению в вопросе о том, как строить отношения с Россией: на основании актуализации реальных и мнимых исторических обид либо на рациональном и прагматичном подходе к совместному добрососедскому будущему.

аналитик Евгения Серёгина