Лидер Российского рынка медиаизмерений
blank
blank

Как попасть в «Ведомости» и пожалеть об этом: поучительный кейс от бренда «Юничел»

Стать профессионалом можно, только получив необходимый опыт. Несмотря на то, что история, о которой пойдет речь в кейсе, датируется 2012 годом, ситуация  может быть актуальной для брендов, которые, как мы когда-то, до сих пор не уделяют должного внимания самому незначительному негативу, особенно если в нем фигурируют надзорные органы.

blank

Социальный проект, который вышел боком

Обувная фирма «Юничел» более 10 лет сотрудничала с городским центром занятости в рамках договора о совместной деятельности по организации и проведению временного трудоустройства несовершеннолетних граждан. Ежегодно от 20 до 50 подростков работали на фабрике, и всегда своевременно получали заработную плату. Количество желающих поработать на крупнейшем российском предприятии всегда вдвое превышало возможности фабрики.

Обувной гигант не испытывал дефицита рабочей силы, да и, честно говоря, кому нужны хлопоты с неквалифицированными  сотрудниками, тем более – с детьми, где каждому обеспечь короткий рабочий день, прикрепи наставника, отвечай за технику безопасности, проверь, доделай, а чаще всего переделай.  Дети есть дети: сегодня захотел работать, а завтра передумал и к бабушке в деревню уехал.

Поэтому в нашем случае трудоустройство несовершеннолетних – исключительно гражданская ответственность и позиция руководства: лучше занять подростков трудом, чем они займут себя сами неизвестно чем. А за летние каникулы можно и профессию освоить и деньги карманные заработать. И родителям (а в основном трудоустраивали мы детей сотрудников) спокойнее работается, ребенок рядом и занят делом.

Наши добрые дела гремели на всю область и приводились как хороший и правильный пример взаимодействия предприятия с молодежью. Генеральный директор Владимир Денисенко неоднократно награждался грамотами и благодарностями федерального, городского и областного уровней за активное участие в организации летнего досуга подростков.

Но события 2012 года заставили нас посмотреть на ситуацию по-другому.  Ребята, как и прежде, работали на фабрике и выполняли простейшие операции. Еще раз заострю внимание на том, что сделанная ими работа никоем образом не влияла на выполнение планов производства и даже не облегчала задачи рядовых сотрудников, скорее наоборот: наставники и кураторы на лето становились немножко пионервожатыми.

Согласно действующему законодательству, в день окончания работы – 31 августа – всем был начислен расчет. Однако шестеро подростков в этот день не явилась за деньгами по собственной инициативе, в силу личных, житейских причин, о чем уведомили отдел кадров предприятия и обсудили возможность получения заработанной платы в другой день.  Именно поэтому официальных уведомлений о необходимости получить расчет им направлено не было.

Это и стало формальным поводом для вмешательства прокуратуры. Внеплановая проверка стала полной неожиданностью для руководства фабрики: ни жалоб, ни заявлений от подростков и их родителей не поступало. Наоборот, одни благодарности и искренние «спасибо за то, что пристроили моего».

Финал истории, начало кризиса

 О проверке прокуратурой соблюдения трудовых прав несовершеннолетних, привлеченных к работам в летний период, был размещен пресс-релиз на официальном сайте ведомства в октябре. Мы посчитали, что история исчерпала себя – «виновные» оштрафованы, справедливость восторжествовала. Обидно, конечно, когда в больших реальных делах, которые мало кто делает,  все может быть нивелировано недостающей бумажкой и закончиться наказанием по всей строгости. Но нам, российским предприятиям, не привыкать.

blank

Но не тут-то было

На следующее утро после публикации официального пресс-релиза на сайте  прокуратуры десятки региональных и федеральных СМИ выдали новости со смачными заголовками: ««Юничел» паразитирует на детском труде», «Рабский труд на обувной фабрике», «Руководство фабрики оставило без зарплаты детей», ««Юничелу» не дали нажиться на детском труде».

blank

Для пущего эффекта некоторые тексты были «усилены» черно-белыми фотографиями из хроники военных лет, где маленькие тщедушные детки стоят у огромных заводских станков и тянутся-тянутся худыми ручками к рычагам. День завершился выходом сюжета о нас на одном из местных высокорейтинговых каналов в разделе «Криминальная хроника».

blank

К слову сказать, пресс-релиз на сайте прокуратуры я увидела сразу, навела справки у отдела кадров, что и как. Ответ наших кадровиков не вызвал у меня ни тревог, ни опасений, ни желания подстелить соломки: мол, простая формальность, недоразумение, всем все выплачено, ни у кого претензий нет. Предположить такое развитие событий было невозможно. Как опыт: предполагать надо все и всегда.

Но это еще не финал. Следующий день показал, что новость больше не жива, все стихло. И я убедила директора не судиться, чтобы не поднимать эту волну снова. Срок жизни новости один день и он, кажется, прошел. В то время у компаний были несколько иные принципы работы с негативом. Еще не было сформировано той ценности репутации, которая есть сейчас, особенно в интернете. Довольно распространенной была тактика не подкидывать дров в затухающий костер, а точнее – не давать новых поводов для создания очередного эпизода в негативной истории.

Но спустя пару недель по невероятному стечению обстоятельств в федеральных «Ведомостях» выходит качественный редакционный материал размахом на две полосы с красноречивой инфографикой. В одном слайде под названием «Эксплуататоры детского труда» собрали все известные миру бренды, которые за последние два года были уличены в использовании на своем производстве труда несовершеннолетних: в Бразилии – Zara, в Австрии – Svarovsky, в Китае – Samsung. В России главным и единственным эксплуататором, согласно этой инфографике, был «Юничел». Единственное, что радовало во всем уведенном – это компания брендов, в которой «посчастливилось» оказаться нашей компании.

blank

Выводы

Конечно, мы не совсем бездействовали. Мы писали официальные ответы в прокуратуру, интересовались у СМИ, а где же мнение «второй стороны», то есть нас. Но было уже поздно – это никого не интересовало. В тот момент история уже исчерпала себя, потому что была похожа на тополиный пух, который подожгли – вспыхнула, поразила большое пространство и потухла.

С тех пор в компании действует ряд правил, которые позволяют держать негатив под контролем:

  • Все подразделения максимум в течение двух часов после возникновения потенциально негативной ситуации должны информировать пресс-службу.
  • Пресс-служба в течение двух часов должна разобраться в ситуации, сделать запросы в ответственные подразделения или внешние ведомства, получить ответы, подготовить официальный комментарий или пресс-релиз и согласовать его с руководством фабрики.
  • В течение двух часов отрабатываются негативные запросы от СМИ
  • Выработана практика работы с уже опубликованным негативом. Самым распространенным опытом является добавление комментариев в вышедший материал, в соответствии с правом, предусмотренным ФЗ «О СМИ».
  • Также руководствуясь законом «О СМИ» направляем письменные запросы снять с публикации информацию или дать ее опровержение, в случае, если эта информация не соответствует действительности.

Автор статьи: Екатерина Железнякова

Обсудить проект
Интересующий вид услуг
Ваше имя
Ваша компания
Телефон
Нажимая на кнопку "Отправить запрос", я соглашаюсь на обработку своих персональных данных
Заказать обратный звонок