Лидер Российского рынка медиаизмерений

Материалы Wikileaks: возможные последствия

Ведущие мировые СМИ продолжают публиковать материалы, обнародованные 28 ноября на сайте Wikileaks. Хотя статус информации до сих пор неясен, тот факт, что за четыре дня, прошедших с момента публикации депеш, США официально не заявили о том, что материалы сфальсифицированы, а вечером 2 декабря посол США в РФ Джон Байерли в своем блоге осудил «тех, кто опубликовал нашу конфиденциальную дипломатическую переписку», дает основания полагать, что тексты или их часть являются подлинными.

Аналитическая публикация «Русского репортера», предваряющая обнародование материалов, называется «Как именно Wikileaks взорвет мир», однако представляется, что в России утечки не вызовут сенсаций. Взрывом могла бы стать информация, либо неприемлемая для большинства населения с этической точки зрения, либо шокирующе скандальная. Но аудитория в России, где телевидение остается главным источником информации и развлечения для большей части населения, пресыщена скандалами и компроматом, что привело к аномии масс и резистентности к любым сенсациям. Подобный прогноз дает и главный редактор журнала «Русский репортер» Виталий Лейбин, который 29 ноября сказал в эфире радио «Коммерсант FM», что, хотя его издание опубликует тексты Wikileaks, до сих пор не обсуждавшиеся в СМИ, сенсаций ждать не стоит: по его словам, «никакое сообщение по поводу России не вызовет переворота в наших представлениях, потому что ни одна из депеш не сравнится с сайтами типа Компромат.Ру».

Одна из центральных тем опубликованных материалов – слияние российских государственных структур с криминальными – вряд ли станет для кого-то сюрпризом. В ноябре в новостных сводках центральное место занимали сюжеты о возбуждении уголовного дела в отношении депутата Госдумы Ашота Егиазаряна, обвиняемого в мошенничестве, и об убийстве двенадцати человек в станице Кущевской бандой Сергея Цапка, постановления о возбуждении уголовных дел против которого дважды отменялись распоряжением лично прокурора Краснодарского края. Люди привыкли к информационным обстрелам. Как сказал в понедельник лидер ЛДПР, вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский: «И до этого практически все из опубликованного было известно». Даже если в дальнейшем будут опубликованы материалы, достаточные для инициирования прокурорской проверки, до этого вряд ли дойдет: достаточно вспомнить коррупционный скандал с поставками автомобильного концерна Daimler AG российским госструктурам. Несмотря на то, что судебный процесс по обвинению Daimler в коррупции на территории 22 стран, в том числе в России, завершился в США в начале апреля этого года, в нашей стране расследование началось только после того, как материалы суда попали в прессу, и длится до сих пор, причем фигурантов дела становится все меньше.

Таким образом, информационная картина дня, на фоне которой прозвучало утверждение о криминализации государства, исключила сколь-нибудь значимую реакцию российского общества. Однако отдельные инфоповоды могут акцентироваться заинтересованными игроками и использоваться для решения отдельных вопросов, например, информация о намерении сотрудников администрации губернатора Кировской области фальсифицировать результаты выборов наверняка будет использована политическими противниками Никиты Белых.

Путин vs. Медведев: возможности для попыток дестабилизации тандема

Скандальным потенциалом обладает информация о причинах срыва контракта на поставку Ирану российских зенитных ракетных комплексов С-300. Информация о том, что еще за год до отказа от поставок Россия предлагала Израилю 1 млрд. долларов и аннулирование контракта с Ираном в обмен на новейшие технологии беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), уже вызвала информационную волну против израильского лобби, в этом случае руководившего, по мнению комментаторов, действиями президента Дмитрия Медведева в ущерб интересам России. Недоумение в экспертной среде возникло еще в сентябре этого года, когда Медведев подписал указ «О мерах по выполнению резолюции СБ ООН за номером 1929 от 9 июня 2010 г.», который, среди прочего, содержал запрет на передача Ирану комплексов С-300. Соглашение о поставке С-300 было подписано Россией и Ираном в 2007 году; в результате одностороннего отказа от него Россия лишилась 800 млн. долларов, кроме того, должна выплатить компенсацию за невыполнение контракта. Но потери России этим не ограничиваются, например, по оценке директора Центра анализа мировой торговли оружием Игоря Коротченко, из-за отказа от сотрудничества с Ираном Россия может в целом недополучить 11-13 млрд. долларов, включая упущенную выгоду от перспектив: в 2001 году в Иране стартовала программа перевооружения, рассчитанная на 25 лет, объем финансирования которой оценивается в 25 млрд. долларов.

Если перед грядущей президентской кампанией противники Медведева будут эксплуатировать тему направляющей роли израильского лобби в политике нынешнего президента, эта информация может стать резонансным инфоповодом. Она уже привлекает внимание; так, политолог Игорь Джадан 1 декабря заметил в своем блоге, что слова, сказанные Медведевым накануне в послании Федеральному собранию о возможной необходимости разместить новые ударные системы в ответ на грозящий провал переговоров по ПРО, противоречат его же действиям: «Поскольку известно, что основные технологии, применяемые Израилем для своих военных нужд, американские, и Израиль ничего ценного отдать России не в состоянии из-за американского контроля за своим экспортом, весь сыр-бор с продажей израильских беспилотников России выглядит как лоббистская операция Израиля и очевидно проплаченных людей из медведевского окружения. Единственной целью ее является срыв продажи систем ПВО С-300 в Иран и ухудшение российско-иранских отношений».

На фоне утечек о том, что король Саудовской Аравии настаивал на вторжении США в Иран, попытки раздуть скандал из-за срыва продажи С-300 могут иметь успех в случае эксплуатации темы втягивания России в ближневосточный конфликт.

В свете внутрироссийских и идущих из-за рубежа попыток дестабилизировать тандем интересно, что до сих пор, как представляется, ни один из обнародованных документов не нанес сколь-нибудь серьезного репутационного ущерба премьер-министру Владимиру Путину и людям, которых принято относить к его команде. Вопрос о возможных связях Путина с криминальным миром назван в депешах «вопросом без ответа», информация о его коррумпированности передается на уровне слухов, как следует из публикации The Guardian от 1 декабря. 2 декабря в эфире радиостанции «Коммерсант FM» был зачитан текст сообщения, датированного началом 2009 года и переданного в госдеп послом США в РФ Джоном Байерли, о том, что в связи с рецессией и снижением цен на нефть у Путина «опустились руки», он подавлен, редко появляется на людях, что подрывает его репутацию «человека из тефлона». Однако, как прокомментировал эту депешу политолог Станислав Белковский, уход Путина в тень в кризисных ситуациях – его стандартное поведение, которым никого не удивишь. Белковский вспоминает, что Путин избегал публичности и решительных действий во время кризиса с подлодкой «Курск», во время захвата заложников в театральном центре на Дубровке и в других подобных ситуациях.

Досье на первого вице-премьера Игоря Сечина не содержит никакой новой информации, какой нет в открытых российских источниках; мало того, отражает сомнения американского дипломата в оценке личности Сечина: является ли он беспринципным коррупционером или просвещенным интеграционистом. Фактически комплиментарные характеристики, с точки зрения патриотично настроенного россиянина, получили директор ФСБ Александр Бортников, директор СВР Михаил Фрадков и министр внутренних дел Рашид Нургалиев. Они названы «прагматичными сторонниками жесткой линии, сохранившими ксенофобское мировоззрение советской эпохи и недоверие к Западу», в то же время готовыми использовать выгоды, которые сотрудничество с США открывает «для укрепления потенциала России на международной арене».

Представляется вероятным, что если материалы Wikileaks являются фальсификацией или намеренным «сливом» отобранных депеш, то отбор именно этих текстов имел целью сыграть на руку противникам тандема.

«Перезагрузка» в отношениях России и США

Наиболее интересная и многообещающая утечка – это секретная инструкция, датированная июлем 2009 года (Барак Обама исполняет обязанности президента США с 20 января 2009 года) и подписанная госсекретарем Хилари Клинтон, которая предписывает американским дипломатам добыть подробную биографическую информацию и биометрические данные постоянных представителей Совета безопасности ООН из России, Великобритании, Франции и Китая, а также узнать номера кредитных карт чиновников ООН, пароли и персональные ключи доступа, используемые ими в официальной переписке. Эта тема не взорвет мир, но внесет коррективы в отношение к администрации Обамы – вне зависимости от того, подлинная это инструкция или сфабрикованная для Wikileaks. «Новая эра ответственности», к которой призвал Обама в своей инаугурационной речи 20 января 2009 года, в свете этой депеши представляется продолжением бушевской имперской политики.

Утечки демонстрируют отсутствие декларируемой «перезагрузки» США в отношениях с Россией, что подтверждают, в частности, попытки американского министра обороны Роберта Гейтса убедить своего французского коллегу Эрве Морена отказаться от продажи России французского вертолетоносца Mistral.

Диссонансом содержанию депеш явилось официальное заявление Белого дома, обнародованное в связи с публикацией текстов Wikileaks: «Президент Обама поддерживает ответственную, открытую и подотчетную власть — как на родине, так и по всему миру, однако эти безответственные и опасные действия [публикация депеш] направлены против этой цели». В свете утечек российским лидерам придется публично признать, что Обама либо неискренен в декларировании «перезагрузки», либо не контролирует собственный госдепартамент.

Досье на первого заместителя руководителя администрации президента РФ Владислава Суркова в случае необходимости может быть использовано для подтверждения тезиса о том, что госдепу важнее «приручить» влиятельного российского политика, чем наладить диалог гражданского общества на межгосударственном уровне. Так, в материале сказано, что председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина «риторически спросили» американских должностных лиц, «не могли бы США убрать Суркова и назначить другого российского представителя» на пост российского руководителя американо-российской рабочей группы «Гражданское общество». (Цитата по переводу «Русского репортера». Хотя назначение на этот пост находится в ведении российского президента, нельзя, не ознакомившись с английским оригиналом, говорить о том, что Алексеева и Ганнушкина просили США вмешаться во внутреннюю политику России. Возможно, оригинал подразумевает «содействовать снятию Суркова». Ранее правозащитники обращались лично к Медведеву с этой просьбой.) Далее в тексте американский дипломат рассуждает, что, хотя председательство Суркова «может повредить развитию подлинных контактов на уровне НПО», его должность в рабочей группе «должна помочь наладить существенное взаимодействие между властными структурами».

Тенденциозный выбор информаторов для составления досье на Сечина и Суркова ставит вопрос о квалификации американских дипломатов, на что обратил внимание и «Русский репортер». Подавляющее число процитированных россиян принадлежат к российскому филиалу глобальной правозащитной индустрии, их взгляды всем известны, поскольку западные СМИ регулярно цитируют именно этот узкий круг ньюсмейкеров. Даже если из текста депеш по этическим соображениям вырезаны комментарии действительно осведомленных людей (сотрудников, соседей, охранников Сечина и Суркова и т.п.), включение в досье мнений, не раз высказанных в открытых источниках, вызывает вопросы.

В свете сказанного серьезным последствием утечки Wikileaks для России, возможно, станет противоборство элит внутри США. Советник трех американских президентов Збигнев Бжезинский в книге «Еще один шанс» писал, что «ничего не может быть хуже для Америки и в конечном счете для всего мира, чем восприятие американской политики в постимперскую эру как самонадеянно имперской… Кризис американской сверхдержавы стал бы тогда смертельным». Стоит ожидать последствий реакции политических конкурентов Обамы.

Значение утечек и реакция на них

Какой бы ни была возможная цель утечек – делегитимация национальных правительств, дискредитация нынешнего руководства США или что-то другое – публикация материалов продемонстрировала механизм, с помощью которого США пытаются восстановить свое отчасти утраченное глобальное лидерство, и позволила лучше отличить реальные геополитические процессы от их информационной упаковки и дипломатической риторики. Получил подтверждение факт если не существования глобального правительства в лице США, то тренда к глобальной консолидации элит, которые предписывают европейским странам, когда их представители должны покинуть зал заседаний Генассамблеи ООН, диктуют французскому министру и российскому президенту, кому продавать военную технику, руководят кадровой политикой президента Таджикистана, строят планы создания единого государства на корейском полуострове и так далее.

Растущее понимание того, что общество стало более гетерогенным и информационно открытым, привело к тому, что в последние годы стратегически новым этапом внешней политики США был объявлен поворот к публичной дипломатии, то есть попыткам воздействовать на иностранных граждан напрямую, через головы их правительств, методом не управления, но убеждения. В марте 2005 года госсекретарь США Кондолиза Райс заявила, что «настало время реформирования публичной дипломатии». Скандал с утечками отчасти или целиком девальвировал стратегический поворот США к публичной дипломатии, декларируемый как переход к отношениям сотрудничества, качественно отличным от имперской силовой политики предшествующих лет. Депеши показали сугубо вспомогательную и косметическую роль публичной дипломатии в спектре средств и инструментов, применяемых госдепом для реализации стратегических задач внешней политики.

Реакция на утечки – выжидающая позиция элит, растерянность официальных лиц и их уверения в том, что тексты сфальсифицированы – стали симптомом не до конца осознанных тенденций информационного общества. Настойчивые уверения представителей власти в том, что утечки малоинтересны, на фоне их перепечатки ведущими мировыми печатными СМИ и огромного интереса политически активной общественности в разных странах представляются малоубедительными.

Публикация депеш повлияет на внутреннюю расстановку сил внутри российских элит и на международную легитимацию режима, хотя вряд ли внесет качественные изменения в политическую повестку. Кроме того, утечки вновь поставят перед элитами и политически активным классом вопрос о самоопределении в отношении обнажившихся трендов и политики, проводимой Западом в отношении России и всего мира.

аналитик Евгения Серегина

Обсудить проект
Интересующий вид услуг
Ваше имя
Ваша компания
Телефон
Нажимая на кнопку "Отправить запрос", я соглашаюсь на обработку своих персональных данных