Лидер Российского рынка медиаизмерений

«Пока мне примеряли фату, я открыла Photoshop в телефоне»: пиарщики — о безумных случаях из своей работы

«Пока мне примеряли фату, я открыла Photoshop в телефоне»: пиарщики — о безумных случаях из своей работы

28 июля, все, кто связан со сферой PR, отмечают свой профессиональный праздник. День пиарщика — отличный повод вспомнить самые безумные, фееричные и неправдоподобные случаи из своей работы. 

Ольга Головина, старший PR-менеджер Vinci Agency, решила поделиться своим опытом и попросила коллег рассказать, какие необычные вещи случались с ними в их профессии и почему, несмотря на все сложности, они ее все-таки очень любят.

Самое трудное в профессии PR-менеджера — не принимать происходящее слишком близко к сердцу. Наша профессия довольно эмоциональная, и люди, с которыми мы много работаем, тоже не всегда могут сдерживать свои чувства, особенно в моменты, когда все «горит». Поэтому важно адекватно оценивать любую ситуацию и подходить к ней с «холодной» головой. 

Жизнь пиарщика не обходится без забавных и безумных историй.

В выходной накануне собственной свадьбы я выбирала платье. И вдруг мне звонит коллега, которая просит срочно помочь с подготовкой отчета.

В выходной накануне собственной свадьбы я выбирала платье. И вдруг мне звонит коллега, которая просит срочно помочь с подготовкой отчета.

Я объяснила, что смогу его сделать только через пару часов. Коллега согласилась, а потом сообщила: «Отчет нужен ASAP». 

На этом сюрпризы не закончились: клиент попросил, чтобы в отчет мы вставили фотографию известного спортсмена с прошедшего мероприятия, на которое тот не пришел. 

Времени на раздумья не было, поэтому пока мне примеряли фату, я открыла Photoshop в телефоне (компьютера с собой, конечно же, не было) и начала креативить.

Это стало настоящим челленджем, потому что спортсмен должен был попадать в интерьер и смотреться при этом в презентации максимально правдоподобно. 

Другая ситуация случилась, когда я решила взять отпуск, чтобы уехать с друзьями в Норвегию и побыть без связи. Но тут мне пришел срочный запрос на подготовку комментария и вычитку текстов. Для этого нужно было плотно пообщаться с журналистом и спикером.

Мобильный интернет мне едва удавалось поймать. Зато фьорды оказались потрясающими. 


blankЕще одним челленджем стало интервью со спикером для крупного бизнес-СМИ. Текст пришлось переписывать несколько раз. Финальная версия попала мне в руки буквально за 10 часов до выхода. При этом в тексте, несмотря на бесконечные правки, все еще было много ошибок. Журналист перепутал имена ключевых персон, некоторые даты и российские компании уровня топ-10. 

Отредактировав текст, я ушла спать на три часа. Интервью должны были опубликовать рано утром, но оно не вышло в нужное время, а журналист, который его готовил, долго не выходил на связь. В итоге материал выпустили в тот же день, но этому предшествовала целая череда правок, согласований и нервного ожидания.

Алексей Скорик, независимый PR-консультант


blank


В 2017 году я поехал в отпуск на альпсборы. Хобби это, надо признать, довольно непросто совмещать с работой, поскольку высотные восхождения требуют долгой акклиматизации, а таких ресурсов в профессии нет. Но в тот май все было более прозаично и даже в зоне действия сети.

Накануне утреннего подъема на скалы мне пришло предложение от нового зарубежного клиента устроить установочный звонок с командой — обсудить цели и стратегию работы. Здесь должна быть предыстория о том, что мы уже пытались несколько раз собрать всех вместе, и это не удавалось из-за сверхплотного графика основателя, поэтому упускать такую возможность было нельзя. Я закинул в рюкзак блокнот, ручку и диктофон.

По плану восхождение должно было завершиться около 15 часов, звонок назначили на 17, но, как всегда, 49 случайностей совпали, и вершины горы я достиг в 16:40.

Морально я уже настроился, что это будет самая красивая коммуникация с клиентом в моей жизни.

Следующие 20 минут потратил на то, чтобы уйти с тропы подальше туда, где не мешает ветер, и закрепиться на сыпухе (в миру это называется «осыпь»), чтобы ничего не переломать и не устроить камнепад века. 

Звонок шел прекрасно — общались с командой, когда настигло жужжание сверху.

Возможно, МЧС смутило одинокое пятно на скале, либо я ненароком закрепился там, где пролегал их маршрут, но теперь каждые 5–7 минут надо мной кружил вертолет — вероятнее всего, ожидая, что я начну подавать сигналы бедствия.

В поисках хоть какой-то приватности мне пришлось спрятаться под ближайшим деревом и намеренно не смотреть вверх, всем своим видом сигнализируя, что я просто странный юноша, который висит в весьма непригодном для этого месте и что-то старательно пишет в блокноте. В общем, покружили и улетели.

Скайп-колл закончился, все присутствующие оценили фоновые звуки живой природы, и следующие два часа я пытался понять, как спуститься вниз. Это не драматическая история, поэтому все завершилось хорошо.

Спорим, виды в вашей переговорке проигрывают моим?


blank


Екатерина Шумова, директор по маркетинговым коммуникациям Gett в России


blank


Когда работаешь в PR, перестаешь осознавать, что произошло что-то безумное.

Например, для одного ивента пришлось перекрасить стену за сутки, потому что она была «не очень секси». 

Самые безумные путешествия были в проекте «экспансия» в городах России. Два месяца перед Новым годом. Два-три города в неделю. Два ивента в день: утром — медиазавтрак, вечером — тусовка для локальных инфлюенсеров с приглашенным гостем. 

Помню, как в Иркутске один из гостей решил что-то подарить знаменитому стилисту. Подарок он доставал, как пистолет, и за эти секунды вся жизнь пронеслась у меня перед глазами: я вспомнила, что забыла организовать охрану и врача. Александру подарили домашний сыр, а я с тех пор никогда не забывала про охрану и врача на мероприятии. 

Сложно оставаться онлайн 24/7. Пиарщик всегда начеку — мониторит свои новости, новости конкурентов, новости во всем мире, раздает комментарии и правильно подбирает слова, чтобы их нельзя было обернуть против компании. Это работа человека на минном поле, который в принципе не знает, что такое work-life balance

Многие думают, что PR — это только красивые ивенты, селебрити, что мы в всегда с бокалом просекко в одной руке. Но это не так.

Часто пиарщику необходимо быть в нескольких местах сразу: например, на днях я одновременно защищала маркетинговую и коммуникационную стратегию перед глобальной командой и параллельно проводила съемку с «Москвич Mag».

Однажды я работала с женщиной-предпринимателем, которая не привыкла стесняться в выражениях. Мы приехали в Казань, где ей предстояло выступить на public talk.

Пока спикер со сцены рассказывала о сложных бизнес-кейсах, периодически вставляя крепкое словцо, я оглядывалась на зал, прикидывая, позволят ли нам уйти с миром. 

В воздухе стояло опасное напряжение: в Казани не одобряют женщин, которые позволяют себе ругаться. Но все обошлось. В конце public talk один мужчина из зала снял обувь, поднялся на сцену и поцеловал ей руку. Это был индикатор того, что мероприятие удалось.


Юлия Масленникова, независимый PR-консультант


blank


Работа пиарщика — штука безумно нервная. Но и веселых историй всегда очень много. Конечно, в моменте они кажутся не веселыми, а даже наоборот — неразрешимыми. 

Мы работаем с репутацией — эта вещь достаточно эфемерная и труднообъяснимая, она складывается из миллиона деталей, и испортить ее может даже незначительная мелочь. Поэтому любой форс-мажор воспринимается как конец света. 

До технологий я работала в автомобильном пиаре. Это журналисты, которых дико вставляют тачки, это бесконечные тест-драйвы и седые волосы пиарщика. 

Однажды мы с head of PR одной известной марки должны были повезти журналистов на автосалон в Ганновер. Прямых рейсов не было, поэтому мы летели через Берлин, а дальше — на автобусе до маленького города Гамельн. 

Я приехала в Шереметьево к 8 утра, чтобы встретить журналистов. Мой руководитель должна была приехать через час. Но через час она не появилась. Через полтора — тоже. Мы идем на посадку — и на экране телефона высвечивается ее имя. Я беру трубку и слышу: «Юля, я проспала. Когда прилечу — не знаю». 

На секундочку: это был мой первый тест-драйв за рубежом с этой автомобильной маркой. И единственное, что я знала — что мы летим до Берлина. Как искать трансфер? В каком отеле мы будем жить? Что с ужином? На эти вопросы ответов у меня не было. 

Пока мы летели, руководитель прислала какую-то информацию. Мы достаточно быстро нашли трансфер и поехали в Гамельн. В программе, составленной для журналистов, значилось, что ехать до отеля нам около часа.

Прошел час, а мы ехали в прямом смысле in the middle of nowhere.

Все были жутко голодными (в трансфере каждому вручили сэндвич, яблоко, воду и сникерс), уставшими, а впереди — несколько дней напряженной работы. Мы открыли навигатор, который показал, что ехать нам еще часа два, как минимум…

Спасибо журналистам, которых было, наверное, человек 30. Они очень лояльно отнеслись ко всем этим косякам и даже подбадривали меня.

К отелю мы приехали почти к вечеру и во время заселения обнаружили, что раньше в этом отеле была тюрьма, даже остались тюремные блоки, и при желании можно пожить в этих клетках и почувствовать себя заключенным.

Когда мы это прочитали, то истерично хохотали, потому что этот день иначе закончиться и не мог. 


Ксения Цветкова, старший PR-менеджер Vinci Agency


blank


Живу по правилу «нет слова “не могу”, есть слово “не хочу”» с тех пор, как в шесть лет услышала это от тренера по плаванию. Но работа пиарщика — это работа в условиях неопределенности и конфликта интересов между конкурирующими компаниями, редакциями, авторами, темами в инфополе. Когда взаимодействуешь с earned media, всегда остается шанс, что что-то пойдет не так.

Люблю в этом вызов, который мотивирует искать неочевидные пути решения задач клиента.

Непросто бывает работать с основателями бизнеса, особенно в России. Многие фаундеры убеждены, что все вопросы можно решить с помощью собственного личного авторитета, и потому прибегают к не самым приятным формам общения. В моменты, когда идет филигранная работа над важной новостью и все напряжены до предела, такие эмоции очень мешают. Зато остро чувствуешь, как важно для бизнеса то, что мы делаем, а получив результат, получаешь и благодарность, и признание.

Как-то раз мы работали над интервью почти полгода. На мое первое предложение главред ответил резко отрицательно, но месяц питчинга принес свои плоды. Беседа с журналистом несколько раз переносилась.

Аудиозапись интервью терялась в семейных конфликтах автора вместе с утопленным телефоном (хорошо, что у пиарщиков всегда есть копия).

В итоге тему передали другому автору, и все началось сначала. Удивительно, что в итоге интервью все же вышло и стало одним из моих любимых материалов.

Еще один из любимых сложных случаев — сделка, которая должна была быть объявлена непременно в конкретном деловом издании. После сложного дня переговоров получила подтверждение, что текст ушел в печать, и собиралась уже выдохнуть. Но оказалось, что публикацию пришлось отложить на день, так как появилось более срочное сообщение — и места в газете не хватило. При этом новость, кровь из носу, нужна завтра к 12 — на это время у клиента назначена важная встреча. 

Уже после полуночи мы обратились в другое издание, а с утра быстро подготовили заметку.

Теперь всегда прошу клиентов выкладывать все карты на стол до начала работы.

Автор: Ольга Головина

Подписывайтесь на канал «Exlibris» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе, маркетинге и PR.

Обсудить проект
Интересующий вид услуг
Ваше имя
Ваша компания
Телефон
Нажимая на кнопку "Отправить запрос", я соглашаюсь на обработку своих персональных данных
Заказать обратный звонок