Лидер Российского рынка медиаизмерений
blank
blank

СМИ не нужны. За восемь лет число выдаваемых РКН лицензий сократилось более чем в два раза. Исследование «МБХ медиа»

СМИ не нужны

Проведенное «МБХ медиа» исследование показывает: число регистрируемых Роскомнадзором СМИ в России неуклонно сокращается. В 2020 году оно упало в 2,4 раза по сравнению с рекордным 2012 годом. В нынешнем году тенденция очевидно продолжится — если в 2020 году было зарегистрировано 3150 СМИ, то за шесть месяцев 2021 года — только 1158 СМИ (три из них уже закрылись). При этом доля государственных СМИ растет с каждым годом. Сейчас примерно каждое шестое СМИ из ныне действующих учреждено властями.

Назад, в девяностые

В реестре Роскомнадзора 149288 СМИ, из них действуют только 61576 — около 40%. С 1990 года по 2012 год количество новых регистраций СМИ в целом росло — от 572 в 1990-м до 7582 в 2012-м. Случались и «провалы» — например, в 2004 году было зарегистрировано всего 4818 новых СМИ. Связано это было, скорее всего, с упразднением Минпечати (его последним главой был Михаил Лесин) в ходе реорганизации правительства после выборов Владимира Путина на второй срок. Тогда функции по регистрации СМИ долго передавались в Минсвязи. Но на общую тенденцию такие провалы не влияли — больше всего новых СМИ получали лицензии в 2003-2013 годах, потом начался резкий спад.

blank

Число зарегистрированных и закрытых СМИ в 1990-2021 годах (*данные по 2021 году даны за шесть месяцев). Источник: реестр Роскомнадзора, исследование «МБХ медиа»

Регистрационный «бум» середины 2000-х медиааналитик Василий Гатов объясняет «МБХ медиа» тем, что в это время газеты и журналы регистрировали свои сайты как отдельные медиа. Кроме того, крупные федеральные газеты, такие как «Комсомольская правда», «Аргументы и Факты», «Теленеделя» как раз в середине 2000-х выкупали и перерегистрировали региональные издания, раньше работавшие по их франшизе.

Как ни странно, другой причиной, приведшей тогда к росту регистраций, по словам Гатова, стало усиливающееся политическое давление: «Именно в это время устанавливается более-менее тотальный контроль над традиционными печатными и вещательными региональными СМИ, что вызывает волну уходов старых редакций. Старые редакции пытались восстановить контакт с аудиториями, создавая альтернативные СМИ. Это были десятки, если не сотни случаев».

Из-за всего этого в начале десятых годов в России регистрировались тысячи новых СМИ. Но потом число выдаваемых лицензий резко упало. В 2018-2020 годах уровень регистрации новых СМИ находился на уровне конца 1990-х — около 3-4 тысяч в год. В 2020 году было зарегистрировано только 3150 СМИ. Это меньше, чем в 1997 году (тогда лицензии получили 3593 медиа). За шесть месяцев 2021 года зарегистрировано 1158 СМИ, если предположить, что к концу года их число удвоится, это будет еще меньше, чем в 2020 году.

Как мы считали

Чтобы понять, что происходит с рынком медиа в России, мы обработали около 150 тысяч карточек из реестра наименований зарегистрированных СМИ Роскомнадзора. В них содержится информация о СМИ, его учредителях, дате и регионе регистрации. В случае, если медиа закрылось, иногда (не всегда) есть дата и причина прекращения регистрации. Это позволило нам оценить, какая доля СМИ все еще действует.

Анализ учредителей позволил оценить нижнюю планку доли государственных медиа — такой статус мы присваивали тем СМИ, в учредителях которых стоят, например, департаменты информации регионов, министерства, государственные предприятия (ФГУПы и проч.). Нижнюю — потому что очевидно, что на самом деле доля условного государства гораздо больше. Так, мы не включали в нее СМИ, учрежденные компаниями, принадлежащими государственным органам или госкомпаниям (например, РЖД).

Мы оценивали рынок только тех СМИ, которые имеют формальную регистрацию Роскомнадзора, интернет-медиа без лицензии в исследование не входили.

Коронавирусный год унес 12% СМИ

Еще в самом начале пандемии коронавируса замглавы Минкомсвязи Алексей Волин прогнозировал, что коронакризис убьет около 10-15% российских СМИ. Этот прогноз оправдался. За время пандемии (правда, не только из-за нее) без лицензии остались более 7 тысяч СМИ, показывают расчеты «МБХ медиа». Это около 12% от всех действующих на сегодня медиа с лицензией.

Отзывая лицензию, многие учредители действительно винили в этом пандемию, свидетельствуют данные карточек регистрации СМИ. Но российские медиа планомерно вымирают последние десять лет и коронавирус только ускорил процесс. Так, среди СМИ, зарегистрированных в последние пять лет, каждое пятое на сегодняшний день не выжило (19,8%).

Удивительно, но медиа 90-х оказались «крепче» медиа двухтысячных: из СМИ, зарегистрированных в девяностые, до сих пор действуют 34% изданий. А вот из тех, кто зарегистрировался в 2000-2010 годах, живы только 29%. Разница кажется небольшой, но фактически это означает 19,5 тысячи «умерших» изданий против 46 тысяч.

Во многом эта тенденция связана с закрытием печатных изданий, которые становятся нерентабельными из-за сокращения рекламного рынка и роста популярности бесплатных интернет-медиа.

blank

Изменение числа регистраций СМИ по типам изданий в 1990-2020 годах. Источник: реестр Роскомнадзора, исследование «МБХ медиа»

Василий Гатов считает, что причиной сокращения регистраций СМИ последних лет стало то, что «медиарынок фактически перестал существовать». Это произошло из-за финансового кризиса 2008-2009 года и двойной девальвации после присоединения Крыма и других событий 2014 года. И если в 2000-е годы медиарынок рос, то с 2009 года он начал сжиматься, из-за чего выйти на окупаемость СМИ стало практически невозможно. К 2015 году российский медиарынок в долларовом выражении сжался в два раза, а затраты на старт нового медиа-бизнеса возросли.

«Из того, что было создано в 2000-е с нуля — из коммерческих медиа — в живых нет, наверное, никого», — говорит Гатов. Это подтверждает и профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна Высшей школы экономики Михаил Кожокин: «Цена входа в медийный бизнес была очень невысока, а рекламный рынок “пер дуром”, быстро сколачивались небольшие команды, открывались медиа и поначалу все было очень неплохо. Кризис 2008 года поломал этот тренд. Начало сказываться и политическое давление на медиа, и концентрация медиабизнеса по холдингам. Вне холдингов выживать и развиваться стало очень трудно, по сути невозможно».

Под крылом государства

Рыночные правила, однако, не действуют для СМИ, финансируемых из государственного или регионального бюджетов. Поэтому доля государственных среди всех зарегистрированных СМИ растет с каждым годом — и финансовые кризисы этому не помеха. Например, из 3700 изданий, получивших регистрацию в 2019 году, почти каждое третье зарегистрировали государственные учреждения. В 2020 и 2021 году — больше четверти. Для сравнения — в 2001-2011 годах новые СМИ, учрежденные административными структурами, составляли по 6-9% от всех медиа, получивших лицензию в течение года.

blank

Доля СМИ, учрежденных госорганами, 1990-2021 годы. Источник: реестр Роскомнадзора, исследование «МБХ медиа»

Рекордсменами по «огосударствлению» СМИ довольно предсказуемо являются национальные республики. На первом месте Чечня — из 38 зарегистрированных СМИ 28 (или 73,68%) учреждены административными структурами. На втором — Кабардино-Балкария (67,86%), на третьем — Адыгея (63,64%). В ТОП-10 регионов, в которых доля государственных СМИ выше всего, попала только одна область — Омская, в ней СМИ, учрежденных госструктурами, почти половина от общего количества (49,52%).

blank

ТОП-10 регионов с наибольшим количеством СМИ, учрежденных госструктурами. Источник: реестр Роскомнадзора, исследование «МБХ медиа»

В абсолютных цифрах по количеству СМИ, учрежденных госорганизациями, лидируют Москва и Подмосковье (по региону распространения) — 367 СМИ из ныне действующих, это 19% от общего числа московских СМИ, на втором месте — Санкт-Петербург и Ленобласть с 302 госСМИ (13% от всех местных СМИ), на третьем — Башкирия со 155 СМИ (47%), на четвертом — Татарстан со 146 СМИ (39%), замыкает пятерку Тюменская область со 134 СМИ (27% от всех имеющих лицензию тюменских СМИ).

В ряде регионов государственные СМИ объединены в холдинги. Так, например, сделано в Татарстане, где акционерное общество «Татмедиа», принадлежащее правительству республики, учредило 259 различных изданий (это 77,3% от всего количества изданий, которые официально относятся к государственным). По контракту с республиканским агентством по печати «Татмедиа» производит передачи и ролики для местного телевидения и газет. До 2021 года холдинг получал на эти цели от правительства ежегодно сотни миллионов рублей.

На другом конце не абсолютной, а относительной шкалы — регионы с минимальным присутствием государства в СМИ. Это Ивановская (8,51%), Оренбургская (9,38%) и Орловская области (10,53%). В ТОП-10 самых «негосударственных» регионов, впрочем, есть одна республика — Бурятия с 13,64%.

blank

ТОП-10 регионов с наименьшим количеством СМИ, учрежденных госструктурами. Источник: реестр Роскомнадзора, исследование «МБХ медиа»

Означает ли это, что на графике выше мы видим регионы, в которых свободы слова больше всего? Конечно, нет. У местных властей есть много рычагов давления на условно независимые СМИ, и один из главных — это государственные контракты на информационное освещение работы региональных администраций. Мы опросили больше десятка региональных журналистов и почти все они говорят: без госконтрактов частные СМИ не выживают.

«Основной инструмент влияния (помимо прямого владения) — раздача контрактов на медиаобслуживание. На это выделяются немаленькие деньги, которые расходятся по “своим” СМИ, а остальные грызутся за не слишком большой рекламный рынок», — говорит Алексей Максимук, главный редактор ростовского издания «Тютина».

«СМИ, безусловно, подконтрольны властям независимо от формы собственности — утверждает главный редактор челябинского информационного агентства «Полит74» Наталья Окорокова. — Причем происходит это по их собственной инициативе (в том случае, конечно, если они не учреждены государственными структурами — тогда это и так подразумевается). Для такой ситуации есть простые экономические причины: выжить на региональном медиарынке невозможно иначе кроме как выполняя государственные заказы». По словам Окороковой, «гонка за госконтрактами происходит беспрерывно. При этом никто не препятствует изданию критиковать власти. Лично я могла писать с одного и того же мероприятия диаметрально противоположные по подаче материалы. Одно условно “хвалебное” по госзаказу, второе с критическим настроем для поддержания имиджа “независимости” СМИ».

Александр Эрлих, главный редактор «Зеленоград.ру» провел свое микроисследование: «Я просмотрел наши городские зарегистрированные СМИ — из 38 действующих только четыре (10%) формально учреждены государственными органами или бюджетными организациями, их доля не растет. Однако почти все остальные (82%) так или иначе связаны и зависят от администрации, или зависят от людей или бизнеса, которые связаны с администрацией, или зависят от политических партий и активны в период избирательных кампаний».

Марк Небесный, главный редактор «Свободных медиа» из Краснодара, считает, что все СМИ, которые подсаживаются на госконтракты, так или иначе становятся комплиментарными власти: «Это происходит даже негласно: у частных СМИ на госконтрактах, естественно, нет правила любить мэра или губернатора, но журналисты достоверно знают, из чего складывается их зарплата, и стараются писать так, “как бы ничего за это не было”».

«Есть прямой государственный контроль и непрямой государственный контроль. — говорит главный редактор томского ТВ2 Виктор Мучник. — Прямой государственный контроль — это через собственность и через ужесточающиеся законы. Непрямой — это государственные контракты, но речь не только о них. У властей есть много механизмов воздействия на медиа. [Они могут] активно поработать с крупными рекламодателями, которые зависят от государства, так как у нас госкапитализм. Например, можно намекнуть, что не будет госконтрактов. Этого достаточно для того, чтобы рекламодатель снял свой рекламный бюджет в медиа — даже в том, с которым он работал долгое время. Мы с таким сталкивались и постоянно сталкиваемся».

Поменьше политики

Негосударственные региональные СМИ — это почти всегда не общественно-политические издания. «Коммерческие СМИ — это радиостанции и небольшие телеканалы с рекламой и музыкальными эфирами», — говорит выпускающий редактор журнала «Проспект» (Северная Осетия) Елизавета Чухарова. А связанные с властью издания чаще всего не отражают объективной картины. «В муниципальной газете, например, нам можно было поддевать власти республики, но чиновников из мэрии трогать было нельзя, даже если их вина была очевидной. Республиканские подведомственные газеты, наоборот, валят все на муниципальные власти», — рассказывает редактор. Чухарова отмечает, что в последние годы даже такую свободу журналистам не дают, они пишут только о том, что все хорошо: «Тут в школе прошел утренник, а тут в колхозе собрали урожай, а вот сельский кулибин трактор собрал из мусора».

Общественно-политических СМИ, рассказывающих о проблемах и критикующих власти, в регионах остается все меньше. Это подтверждает бывший главред белгородского сайта Go31.ru Мария Литвинова: «Быть независимым от власти СМИ сложно, а в регионах — тем более. О больших заработках речи быть не может, и здесь всего два варианта: либо каждый день пытаться выживать и жить довольно скромно (в лучшем случае), либо закрыться, что и произошло с большинством амбициозных региональных проектов». СМИ может существовать более-менее сносно, если его создает крупный бизнес. Но в сложные времена медиа часто становятся обузой для владельца. Так произошло со старейшим информационным агентством региона «Бел.ру», которое в свое время создала телекоммуникационная компания «Эс-энерджи». «Агентство не смогло долго выживать самостоятельно, и в итоге продалось медиахолдингу (ООО «Премьермедиаинвест», сделка состоялась в 2018 году. — «МБХ медиа»), принадлежащему сыну экс-генпрокурора Чайки», — рассказывает Литвинова.

Бывший редактор вологодского портала Newsvo.ru Евгения Сибирцева вспоминает, что изменения в отношении властей к свободной прессе начали происходить лет десять назад: «Я работаю в журналистике с 2005 года, и где-то так до 2010 года не было такого, чтобы из госструктур звонили в редакцию и просили снять какой-нибудь материал. А потом такие случаи стали происходить все чаще, и звонящие почему-то стали это считать в порядке вещей. Когда я сама стала работать редактором, иногда звонили и просили подкорректировать что-нибудь в новости или даже удалить с сайта, хотя издание не имело никакого отношения к органам власти. Один раз позвонили из областного заксобрания, попросили удалить пост жителя, в котором он рассказывал, как жаловался на плохую дорогу чиновникам и депутатам, но так ничего и не менялось. Я отказалась удалять. Интересно, что ты при этом начинал предлагать цивилизованный подход — например, добавить комментарий депутатов, чтобы они сами пояснили, что там с этой дорогой происходит, по их мнению. Но на том конце провода почему-то считали, что единственно верным “решением проблемы” должны стать полное удаление поста или новости. Могли попросить удалить новость о покупке очередного авто в заксобрание».

Есть регионы, в которых свободы медиа не было и до 2010 года, считает Виктор Мучник: «Если говорить о Сибири, всегда была большая разница между Томском, где было посвободнее, и соседней Кемеровской областью, где было не разгуляться». По мнению Мучника, давление на СМИ началось далеко не сегодня: «Зачистка происходит достаточно длительное время. Изначально этот процесс в гораздо большей мере касался телевидения, потому что власть не без оснований его рассматривала как наиболее влиятельную медийную площадку. Безусловно, это всегда касалось газетного рынка — до той поры, пока бумага была актуальной. И в течение последних 7-8 лет это все более и более касается интернета».

Общая тенденция, отмечает Мучник, везде негативная: «В разговорах с коллегами из регионов мы видим, что формы давления разнообразны, и это давление и уничтожает медиа, и заставляет людей уходить из профессии».

В наше исследование по понятным причинам не попали медиа, пытавшиеся получившие регистрацию СМИ и не добившиеся этого (Роскомнадзор такой статистики не дает). Известно лишь, что в 2019 году РКН по надуманным причинам отказал в регистрации СМИ представителям Алексея Навального, Дмитрия Гудкова и «Открытым медиа». В том же году ведомство четыре раза отказало в регистрации информагентства «МБХ инфо» (его пыталось зарегистрировать «МБХ медиа»).

Очевидно, что безлицензионных СМИ будет становиться все больше. Но как показывают примеры последних лет и особенно последнего года (объявление иноагентами ряда иностранных СМИ, «Медузы» и «VTimes», обыски у журналистов «Важных историй» и «Проекта»), давление на иностранные или негосударственные медиа, в независимости от того, есть у них лицензия или нет, будет продолжено.

Авторы: Дада Линделл, Николай Ярошенко

Подписывайтесь на канал «Exlibris» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях в рекламе, маркетинге и PR.

Обсудить проект

    Интересующий вид услуг
    Ваше имя
    Ваша компания
    Телефон
    Нажимая на кнопку "Отправить запрос", я соглашаюсь на обработку своих персональных данных
    Заказать обратный звонок